aleskrasavin: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] aleskrasavin в Сергей Мавроди. Смысл игры (последние правки)
Исследователи лабиринтов Германа Гессе делятся на две категории: тех кто ищут смысл Игры в бисер и тех, кто желает найти правила этой игры. Это фундаментально. Сергей Мавроди (а также, например, коммунист Кургинян) в игре ищут смысл. Мне в игре важны правила, искать смысл игры - смысла не вижу, поскольку его не существует. Точнее, существует - смысл ради смысла, или поиск смысла ради поиска смысла. Это просто игра.

В поиске смысла игры Искатель смысла снова и снова возвращается к своей игре: к новой игре или к старой - это не важно. Искать смысл игры - это довольно благородное занятие, которое само по себе также является игрой. Жаль только, что свой старый рассказ Сергей с Прозы.ру уже удалил.

Игра в шахматы: есть ли в ней смысл? Глупые люди сочтут такой вопрос глупым. Но глупых людей много. И кажется, что весь мир стал черно-бел, что в мире остались только шахматные люди.

На семь ходов они просчитывают шаги, на восьмом получают мат.

Человек существо играющее. Каждый игрок по воле воображения мог бы странствовать по солнечной радуге, отдаваясь разноцветным переживаниям, но какой в этом смысл?

Сегодня я бы мог добавить, что только настоящие гроссмейстеры переставив несколько раз пешки на шахматной доске, поднимаются, жмут друг другу руки и соглашаются на ничью. Это возможно только лишь потому, что в своей ИГРЕ они способны были экстраполировать ситуацию на доске до восьми.

Это исключительный вариант победы, из имеющихся трех. Тут не слабость, а сила, не страх, а вера, что и ты, и твой соперник сумел поставить все события в логический ряд, разглядеть все нити, просчитать все действия.

А еще настоящие гроссмейстеры верят, что когда-нибудь обязательно проиграют.

Сергей Мавроди верит что выиграет.

Наверное, однажды, в далеком детстве он осознал свою бездарность.

Момент осознания своей бездарности есть проблеск гениальности. Но главное, не испугаться этого момента. Смириться и сказать самому себе: да, бездарь, ты гений, но это от Бога, которого ты не чтишь...

Люди, которые хотят приватизировать дары, не понимают, что в итоге они получают не свободу, а рабство, зависимость от мнения друзей, знакомых, тех, кто в них, как им кажется, нуждается.

Еще сложнее им понять, что мир может легко и спокойно обойтись и без них.
aleskrasavin: (Default)
Для меня это было маленьких шоком. Этот плейкаст опубликован в 13 сообществах:) а музыка классная.


Послание ЧЁРНОГО АНГЕЛА

Тема: Непознанное
Автор плэйкаста: Angelic_N
Создан: 12 мая 2011 21:30

aleskrasavin: (2008)
Приехал мой сынишка из далекой Дании.
Приехала его сестра с другого конца родной Беларуси.
Приехал я из Киева.
Как-то вот так - все вместе мы приехали, и встретились, и решили прокатиться на теплоходе. В ожидании белокрылой Мечты мы играли в прятки. Кирилл убегал в самые дальние уголки старого парка на высоком берегу Березины, и мы с Вероникой бегали за ним, по извилистым тропинкам, заходили с флангов по высокой траве. Как хорошо, что здесь не так часто косят траву. Она помогала мне. У меня длинные ноги. Но и мой мальчик был быстр, как ветер, и дал себя словить лишь к прибытию теплохода.


Этот белый день был мне как напоминание: ты тоже был таким. Ты тоже убегал от отца. Ты тоже прятался от него в бескрайних лугах, в далеких краях.
Потом ты будешь помнить. Помнить всю жизнь, как ты прятался в высокой траве, за стволами мудрых деревьев и тихих кустарников, и с каждым годом сильнее будет эта тоска.
Но как хорошо спится набегавшемуся ребенку, наигравшемуся в прятки.
Это потом все ярче будут светить звезды во снах. И еще потом они все чаще будут исчезать, превращаясь в бледный туман. А сегодня в бесконечную даль несет тебя река, она спокойна и прохладна, и тихо покачиваясь, плывет по реке Мечта.
Плывет наш белый корабль под огромным лучезарным небом. И бесконечно долгим кажется белый день.
Спи мой мальчик.
Дальше только фотки )
aleskrasavin: (Default)
Полвека назад «Двери восприятия» Олдоса Хаксли стали библией радикальных интеллектуалов и дали название знаменитой группе «The Doors» )


Глоток свежего воздуха для полутрупа, вытащенного из газовой камеры. Философия свободы для птицы с перебитыми крыльями. Молоток.

Уильям Берроуз, Кен Кизи, Том Вулф, Карлос Кастанеда построили по чертежам Хаксли сказочный шизополис. Мальчики в этом городке поливали кактусы, цветущие на клумбах. Девочки собирали мухоморы в городских садах.

А потом они стали умирать.

Умирать.

Умирать.

Потому что Олдос Хаксли умер тоже )
aleskrasavin: (Default)
В тот день я собрал много целебных и ядовитых трав и возвращался через заброшенное поле, держа ориентир на кровавый нимб солнечного заката вдали за черным лесом. Мои глаза наблюдали за игрой последних проблесков света, и ноги, не чувствуя усталости, разрывали паутину сухих и пыльных трав — я шел домой.

Лучше бы ты ничего такого не видел. Лучше бы ты ничего такого не слышал.  )
aleskrasavin: (Default)
Он идет к себе домой.
(Песня)

RUMBUILD )



Фото [livejournal.com profile] mattias_
aleskrasavin: (Default)
Начало )

Он остановился: коридор закончился. Впереди было окно. А заветного номера двери, выведенного золотыми буквами на приглашении, в доме не оказалось. Он растерянно посмотрел сквозь мутное стекло на грязный задний двор и обернулся назад... Туннель коридора исчезал в бесконечности... "Кто же ты?" - спросил он... И в глазах его померкло, когда послышался шорох платья и тихо, но зазывно зазвенели мониста. А потом на мгновение все кругом него озарилось пронзающим ярко-огненным светом, и он вдруг вспомнил, как однажды в далеком-далеком детстве, нашел красивую цепочку; ее обронил кто-то на песке, у ручья. Без причины стало стыдно, и он побежал, зажав цепочку в ладони, обгоняя дальние березы, босиком, за тучей. Небо раскалывали молнии, гром гремел, а он потерялся в чистом синем поле; и в легкой дымке закружилась голова, когда прохладным поцелуем дождя стекали капли с волос, шеи, плеч - вниз, лаская кожу все тише, все незаметнее, все нежнее; и сердце переполняло счастье, и цепочка выскользнула из его пальцев... Вспыхнули и потухли два налитых кровью зрачка. Скрипнула под навалившимся грузом половица. Заскрежетал замок чьих-то дверей.

- Разбей, цепи, сковывающие мысль, и ты разобьешь цепи, сковывающие тело, - послышался чей-то властный совет.

Задребезжало стекло в окне, сначала гулко, затем сильнее, пронзительнее, и, наконец, лопнуло-взорвалось смехом. Раздавшийся звон стекла заглушил крики рассерженных обитателей дома; их лохматые, беспробудные головы стали выглядывать из-за дверей, грозно кивая в сторону гостя. Осколки стекла сыпались и хохотали, разлетаясь и отражая тысячи глаз, смотревших в окно когда-то, и тысячи спин, уплывших туда же, куда уносило его...
счастье.
aleskrasavin: (Default)

Говорил великий философ: «Большая печаль безмолвна».

На самом деле философ этого не говорил.
В тот миг он был одинок и в большой печали.

Он взял перо и сел за стол. О, нет! Вначале он сел за стол, а потом уже, просветленный посетившей его мудрой мыслью, взял перо. Должно было пройти время и наступить мгновение.

Должен был наступить миг прозрения, когда философ осознал, что его мысль глубока, что она пахнет истиной и что он не имеет права оставлять жемчужину мудрости в лабиринтах обманчивой памяти. Лишь когда философ понял это — он взял в руки перо. Он взял бумагу и записал мысль.

Горела свеча. Тихо скрипело перо. Философ же был безмолвен, как сама печаль.

Вскрыть печаль )
aleskrasavin: (Default)
— Песя, – сказал Мошке, не сводя глаз с неба, — хочешь, я подарю тебе мамонта, хочешь? Подожди, только наброшу на его шею веревочку, и ты поведешь его по улице, как собачку. Хочешь?

— Хочу, Мошке, – сказала Песя.

— Ну так бери его, вот он за твоей спиной.

Она спокойно повернула голову, и посмотрела на небо, и увидела мамонта, которого нарисовал Мошке, и взяла в руки конец веревочки, и повела мамонта за собой.

Представьте себе, что сделалось с Муравьевской улицей Бобруйска, когда по ней шла Песя с мамонтом на веревочке, а рядом с ней шел Мошке, словно царский паж, но с лотком на шее, и его круглые лупастые глаза сияли, будто золотые червонцы. Мамонт не отставал от них ни на шаг – он плыл по небу тихо и покорно, как огромный бумажный кораблик.

Леонид Коваль. «Мамонты в облаках»



Социалка, век XXI


…Мы любим то, чего нам не хватает )
aleskrasavin: (Default)
Везет же людям, живущим в доме № 94 по улице Социалистической! В том самом, где расположен бобруйский Дворец гражданских обрядов. Сколько свадеб, сколько счастливых лиц повидали они! Кажется, сами стены в этом доме насквозь пронизаны зарядом хорошего настроения. Наверное, и внутри этих стен живет только любовь...

Так и есть )
aleskrasavin: (Default)
В прошлую пятницу я побывал на свадьбе!
Свадьба эта была не простая. Бриллиантовая...
Cобытие редкое и достойное само по себе.
Удивительна жизнь виновников торжества.



Алексей Борисович и Вера Андреевна Подольские.


Большие фото под катом )

Пишем пожелания!
aleskrasavin: (Default)
Обнаружил свое произведение "Врата мира" на странном сайте под названием "Альманах прозаических миниатюр". Огромное количество авторов (я там под номером 472), и скорее всего другие точно так же оказались "там" без их ведома. Конечно, спасибо: никаких забот. Но интересно, а в чем идея? Таинственные создатели сайта встречают на главной странице словами: "Кусочки произведений от каждого автора - познакомтесь:..." Секретное досье, не иначе.
aleskrasavin: (Default)


ОПРАВДАНИЕ АМНЕЗИИ. ПОСТМОДЕРНИЗМ


Двадцатый век вознес на невиданную высоту психологию. Человек был твердо уверен, что его физиология — нечто более низкое, второстепенное по отношению к душе. Воля, разум и душа: вот сия «человечная троица», которая властвовала на земле. Спорили, кто важнее. Это была борьба высоких идей, это было время всеобщей грамотности и культурного просвещения. Быть может, поэтому весь двадцатый век планету сотрясали революции, а войны и геноцид унесли миллионы жизней?

Читать далее )
aleskrasavin: (Default)


Совсем не зимняя пора — оттепель в декабре. Разве что пернатым нынешняя погода приносит несказанную радость. Тысячи птиц на черной, оттаявшей от снега перепаханной земле встретили нас на подходах к главной стройке Бобруйска — Ледовому дворцу. Вот взревел где-то в стороне мотор мощного трактора, и огромная стая ворон, дружно каркая, поднялась в небо.


aleskrasavin: (Default)
ПРОЩА***

Она родилась на закате, где-то на краю земли, и хвост кита, бьющий по глазам, стал ее первым воспоминанием.

Иногда в дом слепой, где стояла лишь дубовая кровать, украшенная омелой, да деревянная скамья, заходили испить воды странники . Они пили воду из ведра, стоящего на пороге, а глаза их смотрели на хозяйку дома, лежащую на кровати, на губы ее, алые и влажные.

Интуиция иногда указывает нам на некоторые странности, и среди них слова и мысли, позволяющие стряхнуть пыль и увидеть истинную красоту, однако, каждый, кто приходил в этот дом испить воды, говорил на прощание слова тяжелые и пустые, как бочка для дождевой воды в том краю, где забыли, когда был последний дождь . Слепая отвечала движением руки или головы, и человек уходил от нее, убежденный в том, что были услышан и прощен.

Никто не знает, сколько прошло лет... )
aleskrasavin: (Default)

Покосившиеся заборы, почерневшие наличники, стекло с трещиной в окне, а за окном - беззубая старуха угрюмо взирает на странника, одному Богу известно как занесенному сюда, в еще одно умирающее белорусское село. Каждый год несколько таких деревень окончательно списываются из государственных реестров, унося в вечность свою вековую историю. Говорят, это кризис сельского хозяйства - и кивают при этом на экономические неурядицы в государстве. Будто бы вся проблема — финансы. Но за последние годы этих самых финансов в белорусское село было влито не меряно. А село — ну, никак не желает возрождаться. Почему?

Эти серые папки с подшитой в них документацией должны были пойти, в качестве макулатуры, на переработку… Случайно попали они мне в руки. Заинтересовали, так, что я решил украсть у общества несколько десятков рулонов туалетной бумаги, а вместо этого и предложить настоящую публикацию…

Read more... )
aleskrasavin: (Default)
Вот, наконец skaniroval. Этим pисункам уже больше 10 лет...



1464Х2222

Я твой собственный яд.
(Монолог художницы, писавшей мой портрет)




1539Х2222



1638Х2222
aleskrasavin: (Default)
Путешествие в Wild Side


Мальчик гулял по барханам. Вокруг простирался край, залитый солнцем, но маленькому путешественнику не было страшно; он видел уводящую вдаль дорогу — эта была полосатая трасса, похожая на взлетную полосу. Он еще не догадывался, что эти темные, устремленные прямо перед ним линии — тени его ресниц.

Когда же пришло время, и мальчик узнал, что родился в пустыне, в детском сердце его поселилась печаль. В тот год горячие как песок парни из Mоtley Cruе выпустили как раз лучшую свою жестоко-мелодичную пластинку «Girls, girls, girls». Рокеры заводили мотоциклы и мчались в Wild Side под металлические звуки гитар, а самолет не знал, куда лететь.

Тогда мальчик решил, что станет понимать смысл вечности;

Вечность не сопротивлялась и предстала перед мальчиком во всем своем естестве; она была конечна. Абсолютно завершенное, закругленное пространство, из которого нельзя ни уехать, ни улететь. Вечность — это музыка, а музыка — это песня; она всего лишь повторяет три куплета, каждый из которых — птица, совершающая круг в полете над твоей головой. Вот, в общем, и все. Это вечность.

Когда мальчик узнал это, он испугался. Он боялся, что его длинные ресницы ночью разворуют птицы, и уже ничто не укажет ему путь в Wild Side.

Глупость, но этикет требует указания подобных мелочей. Он умер.

Да, наивным и убогим было понимание ребенка, который гулял по барханам. Под вечно палящим солнцем.

А ты подожди этого мальчика еще немного — на трамвайной остановке, в бурлящем рассольнике из теней туловищ, зонтов, следов.

Когда птица, ударив крылом по твоей щеке, взлетит, оставляя розовые следы когтей на плече, и к тебе подъедет на стальных колесах мертвый вагоновожатый, ты увидишь. Тень его длинных ресниц.

———
Wild Side — «Дикий Край», название композиции рок-группы «Mоtley Cruе» из альбома «Girls, girls, girls» (1987 год).
Girls, girls, girls — «Девчонки, девчонки, девчонки», название пластинки и одноименная песня там же.
aleskrasavin: (Default)
Лазерный компакт-диск можно использовать вместо подкладки под бокал с пивом, но это еще не значит, что любая вещь, как и любое дело не может быть исполнено правильно. У аввы Дорофея, известного византийского аскетического писателя VII века есть труды, в которых он, в соответствии с Писанием выделял три типа отношения человека к Богу:
а) раб, подчиняющийся Ему из-за страха наказания;
б) наемник, работающий за плату;
в) сын, которым руководит любовь к Отцу.

Только третий уровень соответствует совершенству. И действительно, по словам св. апостола Иоанна Богослова: «В любви нет страха, но совершенная любовь изгоняет страх, потому что в страхе есть мучение. Боящийся несовершен в любви» (1 Ин. 4, 18).

Если христианство и не отвергает «рабов» и «наемников», всех этих простых людей, которые идут в церковь со своими «страхами», над которыми смеются дети, то только потому, что рассматривает их устроение как ПУТЬ к любви. Они еще не правильно все понимают, и живут неправильно, НО ХОТЯТ. А вы?.. Смейтесь, пока смеется. Пока не надоест.

Устал я оценивать мир, определять положение в нем сообразно комфорту, душевному да и вообще. Неинтересно. Бога обсуждать тоже не интересно. Я имею в виду, что делают многие молодые люди сегодня? — они, к примеру, видят «бабушек, идущих в церковь замаливать грехи и ставить свечки» и делают вывод о Боге! А я не хочу делать выводы, быть молодым или старым, занимать положение.

Путь к Богу. Это выражается даже проще: иметь Путь. Путь, и точка. Если ты куда-то идешь, учишься, разбираешься, терзаешься — значит, твоя душа жива. Значит, она ИЩЕТ. Непременно, Бога. А как иначе, именно Бога!

Глупцы. Куда идет Слепой? Куда он может идти? Любой так называемый «путь», это лживая тропинка, и как ни виляй по ней — найдешь в конце единственное пристанище, смерть.

Ветром сдувает красные охотничьи флажки новоявленных «искателей». А по обочинам дорог — могилы, могилы, могилы. А еще эти тонны — никчемные бумажки, рассказывающие о том, как НАДО искать Бога. Нет свидетельств, что Бог был найден. Несвободно дышит там, на страницах этих душеспасительных поучений.

Как говорил один отец, можно быть профессором богословия, но отвергать присутствие Бога в своей жизни. Можно и по-другому. Можно нигде не быть, и не отвергать. Не читать и не сомневаться. Но что поделаешь с этими искателями, утешающими себя иллюзиями. Приятно верить — верить в осуществление лживой аксиомы «Кто ищет, тот всегда найдет». Лживой, ибо искать и найти можно только свой размер ботинок в магазине. Вещь можно найти. А жизнь, данная Богом, никогда и не играла с нами в прятки. Бог всегда был рядом и тихо, жалостливо смотрел, как прячемся мы.

Тихо поет в тишине одна светлая душа: «Я поверил от рожденья в Богородицын покров…». Кто смеет сказать сегодня вслед за Сережей Есениным о том, что ему не нужно искать Бога, потому что он с детства держит его за ручку? Поколение отвергающих отца и мать, поколение презирающих, кого вы смеете искать?

Прежде всего, если мы хотим говорить о вере, то надо говорить о пункте «в», его брать за основу. И фундаментальная наука, и христианская аскетика не считают желания, мотивированные страхом и удовольствием основными, подлинными, чего достоит Человек. Однако окружающая жизнь сплошь и рядом показывает, что, люди слабы и выбирают между гедонизмом, проще — удовольствиями (молодежь) и страхами за будущее, проецированными на ту самую молодежь (старики).

И никто не хочет осознать себя вне времени короткой человеческой жизни. Никто не хочет просто поднять голову и взглянуть на небо.

Там, вне времени, плачет ребенок. Он уже убежал, спрятался от мамы за ближайшим кустом. Он уже построил себе домик из старых дощечек, книжек, картинок, сваленных в темном углу. Он уже выкопал норку в песке и положил туда свой секрет. Эти дары была спрятаны не от кого-либо — от его самого.

Подними голову, присмотрись к нему, и ты увидишь, что это ребенок — ты. Там, где обрываются крыши мегаполиса и отблески неоновых огней, светятся, едва мерцая, огоньки твоих глаз. Сирота. Один в этом огромном мире.

Не надо мне числа: я был, и есмь, и буду,
Жизнь - чудо из чудес, и на колени чуду
Один, как сирота, я сам себя кладу,
Один, среди зеркал - в ограде отражений
Морей и городов, лучащихся в чаду.
И мать в слезах берет ребенка на колени*.



*Стихи Арсения Тарковского
aleskrasavin: (Default)
Вначале был рай

На деревьях, убранных серебром сновидений, плакали яблоки. Яблоки плакали. О том, что рай был вначале. И листва утешала их, нежно.

Тихо, боясь нарушить царственную гармонию девственного леса, я шел по тропе, и она привела меня к входу в пещеру. По древним неровным ступеням лежал мой путь во вторые врата, и этот отрезок прошел я молча, не обращая своего взора на скользкие стены, которые дышали тяжелой мудростью.

Я оказался в подземном храме, залитом голубой водою, от ступеней, заканчивающихся за моей спиной и до другого конца этого зала, над водой, был натянут на канатах мост, по нему осторожно перешел я к третьим вратам. Это были врата, сделанные из мореного дуба, с коваными петлями и висящим кольцом, которое я поднял и повернул вправо. Скрипя ненавистью, дверь отворилась, и я вышел из пещеры — на берег озера.

На берегу, спиной ко мне, стояла женщина, она смотрела вдаль, у ног ее плескалась пена. А вода в этом озере была черной.

Она ступила в эту воду, замерла на миг, снова сделала шаг, снова застыла, и еще один шаг — так она стала отдаляться от меня. И я смотрел.

Вот отчаянной птицей ушла под воду тонкая полоска ее трусиков, после чего я обратил взор на спину. Я был заворожен плавностью и гибкостью движения ее позвонков — они несли в себе миллион аккордов, они играли в натянутых струнах кожи, и я понял, что она молода.

Все что угодно могла сделать она со своим лицом, но спина сохранит правду. Спинку не скроешь. Ей было семнадцать, не больше. Это значит, ей неведомо было еще иное измерение жизни, и мне захотелось плакать.

Я душил слезы в горле, пока не увидел мать — она распахнула облака далеко в небе над озером, озарила мир светлой ясностью, и я разрешил быть слезам. Так отворились четвертые врата.

Она закричала. Так кричит чайка в последний раз.

Без покаяния вошла она в черную воду. Я плакал и смотрел.

Теперь над водой была только ее голова, и густые волосы извивающимися змеями стали расходиться по воде в разные стороны — казалось, еще миг, и они разорвут ее череп на части.

Когда же она утопилась, я увидел веретено.

Это была моя рука, сама по себе. Мне больше ничего не принадлежало на том берегу. В лицо мое ударил северный ветер. А на крутом склоне за моей спиной уже колосилась пшеница. Это тоже были чьи-то руки.

И я воспользовался этим шансом. Присев у кромки воды, я опустил веретено в воду и стал водить рукою по черному зеркалу, в надежде, что ушедшая от меня еще сможет вернуться назад, на берег. Но спасительную жердь схватила не та рука, которую я помнил; не та душа, которая манила за собою на всем пути в моих снах...

— Кто ты, моя рыбка?
— Не знаю.
— А ты подумай, головастик мой.
— А я не хочу.

..И тогда я проснулся.

Зачем?

Зачем я встаю каждое утро, подхожу к раскрытому окну с ножом в спине, спрашиваю у голубей, воркующих на моем подоконнике, время? Зачем иду заваривать кофе, открывать двери, включать выключатели, готовиться к тому, чтобы не спать долго-долго? Ведь можно жить, не просыпаясь. Жить, не зная ни имени, ни лица, и никого не спасая.

Но я вспоминаю: птицам — время, гнездам — двери, пшенице — слезы, мне же — пережить сон, пройти путь, а на заре дать крошки птицам и сорвать со стены последний лист календаря. Чтобы просто знать: надежды больше нет, она утонула и вернуться в рай невозможно. Любовь распахнула мне облака далеко в небе над озером, любовь озарила мир светлой ясностью.

© Copyright: Алесь Красавин, 2005  

[+] Увеличить - ____________________


Profile

aleskrasavin: (Default)
aleskrasavin

July 2012

S M T W T F S
1234567
89101112 1314
1516171819 20 21
2223242526 2728
29 3031    

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 26th, 2017 10:44 pm
Powered by Dreamwidth Studios